В fаворе у судьбы

Ашраф Гейбатов: «Фортуна — это встречи!»

С Ашрафом Гейбатовым мы встретились на открытии проходящего в Баку XI кинофести­валя «Восток — Запад». О творчестве известного художника, прославляющего Азербайджан, много писали как в азербайджанской, так и в российской и немецкой прессе. Мы же попытались раскрыть его как человека — со своим миро­ощущением, своими взглядами и привычками.

 

Посол мира

Его биография не совсем обычна и даже причудлива: сам коренной бакинец, но гражданин России, при этом уже 15 лет проживает в Германии, городе Кобленц, и женат на женщине, которую считает идеалом красоты… Что касается персональных выставок художника, то они проходили во многих странах Европы, а также в таких престижных международных организациях, как НАТО, ООН, в Президентском дворце Бухареста, в немецком Фонде Конрада Аденауэра Берлинской европейской ака­демии, в Королевском культурном центре Аммана и, нако­нец, — в Ватикане. Это была первая выставка художника- мусульманина в мировом центре христианства.

 

 

Работы заслуженного художника Азербайджана Ашрафа Гейбатова хранятся во многих музеях и частных коллекци­ях. Творчество его в основном посвящено Азербайджану, но есть у него и серии картин по странам, в которых ему посчастливилось побывать.

Монументалист, дизайнер, портретист Ашраф Гейбатов на­писал десятки портретов известных людей, среди которых портреты канцлера Германии Ангелы Меркель, сенатора Хиллари Клинтон, мэра Франкфурта Петры Рот, президен­та Казахстана Назарбаева, папы римского Бенедикта XVI, а также других известных политиков и деятелей культуры.

 

 

— При этом я остаюсь азербайджанским художником и по сути своего творчества, и по мировоззрению, — говорит Ашраф Гейбатов, почетный член Союза художников Азер­байджана, член Союза художников России, член Федера­ции художников ЮНЕСКО, член общества востоковедов России, член Западно-европейской Академии наук и куль­туры, обладатель международного диплома «Посол мира», за активную пропаганду азербайджанской культуры за ру­бежом награжденный президентом Азербайджана Ильха­мом Алиевым почетной медалью «Терреги».

 

 

Однажды, 30 лет спустя…

В 1979 году, по окончании Азербайджанского института искусств, молодой художник Ашраф Гейбатов уезжает в Москву, где по рекомендации Таира Салахова принимает участие в оформлении одного из олимпийских объектов — Международного центра моды.

А в 1981 году в стенах МГИМО (в те годы там учился наш уважаемый президент Ильхам Алиев) состоялась первая персональная выставка начинающего живописца Ашрафа Гейбатова под названием «Краски моей земли». В архиве художника хранится статья об этой выставке и почётная грамота МГИМО.

Идея очередной выставки художника состоит в том, чтобы спустя 30 лет в стенах того же МГИМО показать уже зрело­го, состоявшегося художника. Рабочее название выставки — «30 лет спустя». Художник представит свыше 30 работ на тему «Баку и бакинцы. Город и люди».

Одним словом, эта выставка для художника знаковая, сво­его рода итог деятельности.

 

 

Ну конечно же она существует!

Эту фразу в интонации знаменитого галилеевского «И все — таки она вертится!» произнес Ашраф Гейбатов, как только мы задали ему вопрос:

— А существует ли она, фортуна?

— Фортуна — это встречи. В моей жизни все счастливые слу­чаи связаны с личностями, со встречами с конкретными людь­ми. Мою судьбу — как человека и как профессионального художника — определили три «случайно-счастливые» встречи… В далеком 1962 году мне было 12 лет, когда соседом нашей новой квартиры, куда мы с семьей переехали, оказался про­фессор Сурхай Ахундов. Профессор занимался моим воспи­танием, радикально изменив мои взгляды на жизнь, а вместе с ними — и саму судьбу. Вторая незабываемая встреча произо­шла, когда я был уже начинающим художником: судьба свела меня с одним из лучших азербайджанских живописцев Сатта­ром Бахлулзаде. Встреча с ним — это тоже фортуна! Несмотря на разницу в возрасте, мы дружили. Я мог часами слушать его размышления об искусстве, о жизни, о людях. Он был очень эрудирован и часто цитировал наизусть поэзию Физули, Ни­зами. Впервые в районы Азербайджана я начал выезжать на природу именно с Саттаром Бахлулзаде. Губа, Шамахы, Гардабань — где мы только с ним ни были! Благодаря ему я открыл природу Азербайджана. Этот гениальный художник дал мне понимание чувства родины и любви к ней. И это было счастье — общаться с человеком такого масштаба, а он был весьма вы­борочен в отношениях с людьми…

 

 

О приливах и отливах

— И третья счастливая встреча — это встреча в Мо­скве, в далеком 1981 году с Региной Красивской, став­шей моей верной спутницей жизни. Ну представьте себе, я, молодой начинающий художник, встречаю очень красивую женщину… Скоро уже 30 лет, как мы вместе. И я так же ее люблю, берегу, как и 30 лет на­зад. Понимаете, красивых много, но та женщина, которая и умна и мудра — ее красота неувядаема. Она аристократ по духу. Из интеллигентной еврейской се­мьи. Счастливая семейная жизнь для мужчины, а тем более для художника очень важна. Вы понимаете, не так легко быть женой художника. Приливы, отливы в чувствах и отношениях — они нормальны, но фунда­мент: взаимопонимание и любовь — это остается.

 

 

Мои друзья — мое богатство

Когда жена разделя­ет с тобой твои ра­дости и печали, это счастье. Это форту­на.

— В одной из 7 глав моей книги воспо­минаний «Время и случай», над которой я сейчас работаю, я описываю встречи с людьми искусства, культуры, науки — всех тех, с кем мне повезло по жизни встретиться. Глава так и называется — «Наши любимые и знаменитые». Мне в жизни повезло: я встречал много хороших людей. Известных людей. Этим я богат. Пере­числять не буду, их много. Это близкие мне по духу люди. Например, извест­ный азербайджанский писатель Чингиз Гусейнов, живущий в Москве, — мой большой духовный друг, и я многие свои по­ступки сверяю с тем, а что бы на моем месте сказал Чингиз Гусейнов, как бы он на моем месте поступил. Впервые приехав в Москву, одной из моих фортун-везений была встреча имен­но с ним, с этим интеллектуалом и большим писателем. Он для меня высоконравственный пример по жизни. Еще одним близким мне по духу человеком оказался Чингиз Айтматов. Встреча с ним — это тоже фортуна. Наше знакомство было случайным, но мы сохранили теплые отношения вплоть до его ухода в мир иной.

 

 

По одежде…

— Мы много говорим о внутренних характеристиках чело­века, его духовном мире. Но внешний вид человека не менее важен. Люди-то разные. Особенно художники. Есть такие, которые считают, что нет надобности носить галстук, у них мастерская — как хлев, все замызгано краской. Я придержи­ваюсь несколько иного мнения — с 12 лет профессор Сурхай Ахундов приучил меня носить галстуки, привил любовь к порядку, чистоте. В моей мастерской — как в аптеке. Там все аккуратно. Немецкая любовь к порядку во мне заложена. Иногда и во вред себе… Порой не могу заснуть, аккуратно не расставив обувь, не почистив зубы. Вот такой вот я нетипичный художник…

 

 

О красоте

— Все, что я зарабатываю, я трачу на путешествия, поездки и приобретение красивых вещей. Вообще, человек должен окружать себя красотой, что я и стараюсь делать — красивая посуда, одежда, поездки в красивые места — в Венецию, Па­риж, отдых на островах, где я бывал неоднократно. У каж­дого человека есть слабости. У меня их много — об этом вам лучше скажет моя жена (смеется). Я далеко не ангел, а моя жена вам подтвердит, что я далеко не ангел, и увеличит список моих слабостей. Одна из таких слабостей — анти­квариат. У меня собралась неплохая коллекция венеци­анских масок. Маски — это целая философия. Заманчи­вый, таинственный мир.

Художник Ашраф Гейбатов живет в мире красоты и гармонии — изысканно одевается, круг его общения — это умные мужчины и красивые женщины. Его серия восточных красавиц или городских пейзажей Баку, большая серия жен­ских ню, цветы, морские пейзажи, иллюстрации любимых поэтов Востока — всего 25 тем — очень сочные по цвету, и наверняка это отражает внутренний мир художника.

 

 

Со временем…

— Когда-нибудь я привезу все свои коллекции в Баку — и не только картины, но и все, что я за все эти годы приобрел: ве­нецианские маски, коллекцию японского фарфора, десятки блюд из греческой керамики, разнообразные немецкие народ­ные изделия, коллекцию кинжалов…

Художник больше предпочитает говорить о перспективе и планах, нежели о мечте. В его стратегических планах — соз­дать первый в Азербайджане частный «Музей мировых куль­тур», аналог которого существует во Франкфурте.

 

 

Любимое занятие

— Чтение. У меня огромная библиотека. Когда я пишу кар­тины, я всегда работаю под музыку. И мелодия выборочна, в зависимости от того, что пишу. Люблю классику. Но чаще слушаю песни наших национальных певцов — Шамистана Ализаманлы, Адалята Шукюрова, Эльзу Сеидджахан, Азерин, и это тоже фортуна, что они мои близкие друзья. Особенно мне близки мелодии и песни моего любимого композитора и друга Эльдара Мансурова.

 

 

Две вечные подруги

Говоря о достижениях и успехах, художник советует не забы­вать о «подводных камнях» — препятствиях, переживаниях, зависти, с которыми сталкивается всякий человек, ставящий перед собой цели и желающий чего-то добиться в этой жизни. И, наверное, неспроста одно из любимых библейских изрече­ний художника — «Пиши, и не уважающий тебя уважит».

— Вслед за удачей порой идет неудача. Белая полоса сменя­ется черной… Но никогда не надо падать духом. В жизни ведь ничего даром не дается. За все надо платить. За радость — печалью, за славу — забвением, за везение — обыденностью… Но после всех тревог и волнений всегда при­ходит твой звездный час. Твоя Удача. Надо лишь верить.

 

Автор Наиля Аскерова.