Fрагмент истории

Гамяр Алмасзаде — первая профессиональная балерина Азербайджана.

Актриса, певица, балерина…Сейчас люди этих профессий — самые популярные и любимые в обществе люди, и мало кто знает о том, что в пору зарождения в наших краях театра и его первых шагов к признанию публикой сцена была прерогативой мужчин. Что женщины, даже те, кто оказался в зале среди зрителей, прятали лица под разного рода покрывалами.

Произошло много событий, прежде чем женщины шагнули на подмостки зрелищных очагов, и эти шаги демонстрировали поистине огромную смелость, на которую способны только настоящие герои… И уж тем более смелость девушки, упорно готовившей себя к служению хореографическому искусству, была равносильна поступку той героини, которая первой сбросила с себя чадру — символ бесправия женщины и ее многовековой отсталости…

То было начало второго десятилетия XX века, когда коммерсант средней руки, молодой красавец Гаджиага Алмасзаде привел в дом родителей, что по адресу улица Видади, 112, молодую жену Марьям. Она родила четырех детей, но потом, даже работая акушеркой, сделает все, чтобы вырастить детей образованными и трудолюбивыми людьми, помочь им развить природный вкус и зажечь в них творческий огонек. Марьям ханум сразу заметила, что у старшей дочери Гамяр загораются глаза, когда она видит, как соседская девочка, дочь театрального оркестранта Шура Степанова, мечтавшая работать в балетной труппе оперного театра, разучивает движения, заданные в студии танца, где она училась. Всем сердцем радуясь за дочь, перед зеркалом старавшуюся подражать Шурочке, как бы повторяя «уроки»
сверстницы, она как-то спросила Гамяр:

— Хочешь учиться танцевать?

— Очень!!! Но ведь папа ни за что не разрешит…

Заговорщики решили папу обмануть — сказали, хорошо бы девочке заняться спортом… сейчас ведь многие потянулись в секции. Папа на уловку поддался и даже выделил пять рублей. «На идман», как он сказал, не заподозрив подвоха. Арендовавший зал в помещении бывшего Грузинского театра руководитель первой в Баку частной хореографической сту­дии наметанным глазом сразу оценил прямо-таки «балерин­скую» стать Гамяр. Поэтому, несмотря на то, что вместо требовавшихся шести рублей за оплату занятий девочка принесла лишь пять, принял ее с особым энтузиазмом — то была первая азербайджанка, в те годы пожелавшая учиться классическому танцу и к тому же обладавшая замечательными природными данными — разве такую отпустишь ни с чем…

Да, у Гамяр были мягкие красивые ножки, стройная осанка, ее позы отличались выразительностью. Она отличалась не по возрасту развитым артистизмом, однако и столь «благодатный материал» не освобождал девушку от огромной работы по изучению классических канонов. Она упорно преодолевала технические трудности, а потому занятия приносили не только радость, но и огорчения — сколько требовалось сил, чтобы освоить очень непростые комбинации, чтобы, не обижаясь на замечания педагога, добиваться того, что требовалось.

Впрочем, Гамяр ханум всегда со светлой грустью вспоминала годы учебы, помня их как сказку, которую не вернешь… А была это поистине сказка – на сцене Театра оперы и балета, где учитель стал потом арендовать зал для занятий, ставились спектакли на волшебные сюжеты с прекрасными профессиональными исполнителями, и девочкам разрешали участвовать в некоторых из них. Это была и отличная практика, и праздник для души. И не только потому, что приходилось изображать воздушных фей, сельфид, наяд. Балеты на романтическую музыку развивали воображение и чистоту помыслов, показывали, как часто мечты становятся явью, как добро побеждает зло. А еще они воспитывали стремление быть замеченным, а значит — много работать и учиться всю жизнь, ибо в балете нет предела            совершенству…Такое — на всю жизнь. Гамяр понимала, что хорошо бы закрепить полученные в студии навыки, развить их — в Москве и Санкт-Петербурге есть академические школы, где ей следовало бы пройти основательную подготовку, да разве заботливые родители отпустят ее одну так далеко от дома? Но ведь отпустили!

Стройная красивая Гамяр нравилась мальчикам, но кто мог удостоиться внимания девушки из семьи, придерживавшейся строгих нравов? Даже посмевшему лишь однажды проводить ее до дома молодому композитору красавцу Афрасиябу Бадалбейли она строго сказала:

— Или пусть ваша мама придет к нам, или вы больше меня не провожайте. И мама пришла. Представительница знатного рода, солидная, добрая обаятельная Рагима ханум Бадалбейли попросила у семьи Алмасзаде руки их старшей дочери Гамяр и потом всю жизнь любила ее как дочь. Так и получилось, что недосягаемая мечта о продолжении образования в столичных школах для Гамяр Алмасзаде стала явью: учиться они с молодым супругом поехали вместе — она была принята в класс замечательного педагога Марии Романовой, матери великой Галины Улановой, а он — в консерваторию, где брал уроки композиции у знаменитых мастеров.

Именно Гамяр вдохновила супруга на создание первого национального балета «Гыз галасы», который родился в творческом содружестве с труппой Азербайджанского государственного театра оперы и балета и впервые был показан широкой публике 18 апреля 1940 года.

Любовно и бережно используя красоты народных мелодий, композитор создал тогда на сюжет древней романтической легенды музыкально-хореографический роман с эмоциональными танцами, а долгие-долгие годы исполнявшая роль главной героини Гюльянаг балерина Гамяр Алмасзаде насытила ее таким драматизмом, что спектакль почти семьдесят лет не сходит со сцены. Бережно передаваемый танцовщиками из поколения в поколение, он и по сей день радует все новых и новых зрителей.

Так получилось, что признание к молодой балерине пришло при исполнении национального танца — когда она блеснула в ошеломившей московскую публику опере Узеира Гаджибекова «Кероглу» в дни Декады азербайджанской культуры в 1938 году — тогда она была удостоена наград и званий. Гамяр Алмасзаде много сделала для изучения фольклора, участвовала в создании Ансамбля национального танца Азербайджана, но главной в ее жизни стала классическая хореография. Долгие годы она была ведущей балериной, чье искрометное исполнение сложнейших партий в лучших спектаклях вызывало восхищение тысяч зрителей.

Буквально блистая на сцене, Гамяр ханум рано начала преподавать в Бакинском хореографическом училище, и как его художественный руководитель обеспечивала не только высокий уровень подготовки кадров для балета, но и способствовала популярности этого вида искусства.
Получая возможность расширять труппу за счет достойных выпускников, главный балетмейстер театра Гамяр ханум со временем получала все больше возможностей постоянно обогащать репертуар спектаклями классического наследия. При этом она вдохновляла и самых талантливых азербайджанских композиторов на сочинение музыки для спектаклей этого изысканного жанра, прославивших азербайджанское искусство и за рубежом.

Богатая творческая биография первой азербайджанской балерины содержит много интересных событий, положивших начало судьбоносным явлениям, знакомство с которыми сулит завидное наслаждение. Но если коротко, следует сказать: если в Азербайджане есть балетный театр со своими традициями, если активно работает хореографическая школа, выпускники которой работают во многих странах, всем этим мы прежде всего обязаны народной артистке СССР Гамяр Алмасзаде.

Это она в свое время проявила огромную смелость и убежденность, чтобы завоевать право — себе и другим талантливым ее последователям- служить любимому делу, а подвижническим трудом, любовью и преданностью профессии, благодаря редкому чувству ответственности обогатить национальное искусство.

 

Автор Галина Микеладзе.