Оfициальная встреча

Омбудсман Эльмира Сулейманова о вехах своей жизни.

В гостях у нашего журнала – видный ученый, общественный деятель Азербайджана, Омбудсман Эльмира Сулейманова. Она рассказывает нашим читателям о вехах своей жизни, о том долгом и нелегком пути, который она прошла, прежде чем заступить на свой нынешний пост – стать главным защитником прав человека в стране.

— Эльмира ханум, у каждого человека в жизни бывает момент, который можно назвать улыбкой Фортуны. Когда «госпожа удача» улыбнулась Вам?

— О, она мне улыбалась часто! Причем во всех трех главных сферах моей жизни, во всех моих ипостасях. Первая из этих ипостасей – роль ученого. Эту роль в своей жизни я выполнила с лихвой – 240 публикаций и около 40 изобретений, 5 подготовленных мною докторов наук и 15 кандидатов наук… Отдельно хочу сказать о моих учителях – тех, благодаря кому я смогла в полной мере реализовать свой потенциал в науке. Мои педагоги, эта великая когорта, о которой я и поныне вспоминаю с благоговением – это была одна из самых ясных, самых роскошных улыбок Фортуны в моей жизни! Юсиф Мамедалиев, Солтан Мехтиев, Муртуза Нагиев и другие знаменитые ученые – это была своего рода “могучая кучка” в науке. Они многое дали мне как педагоги и в то же время чисто по-отечески заботились о моей карьере, тщательнейшим образом поддерживали мои научные исследования… Это была для меня не только школа науки, но и истинная школа жизни.

— А другая Ваша ипостась – это работа с людьми?

— Да. Как бы глубоко я ни погружалась в науку, всегда об руку с ней в моей жизни шла и другая моя роль – в качестве общественного деятеля. Так было всегда – со школьных лет. Я была пионерской активисткой, потом, в вузе – комсомольской, а во время работы в Институте нефтехимических процессов Академии наук Азербайджана (ИНХП) меня приняли в партию и вскоре выбрали заместителем парткома. Это была огромная ответственность – ведь в НИИ работало около полутора тысячи человек, и ежедневно ко мне приходило наши сотрудники со своими проблемами и житейскими нуждами… И мне как-то удавалось им . При том, что специальность моя достаточно трудная, совсем не женская – нефтехимия, да и выкладывалась я на работе по полной — с девяти до девяти каждый день. Ведь у нас, у технарей, не было положенных государством так называемых творческих дней, как у гуманитариев – что меня, кстати, всегда удивляло: не понимаю, как это муза может приходить ≪по расписанию≫! И вообще, технарям, муза является не реже, чем гуманитариям! Я это знала с ранней юности…После окончания БГУ, в 1959-м, я получила несколько предложений о работе. Звали меня, например, в геологию, одну из перспективнейших в то время профессий, — в качестве химика-аналитика. Но я – человек творческий, работа эта показалась мне рутинной, и я выбрала научные исследования по своей специальности – нефтехимический и тонкий органический синтез, потому что там всегда есть место вдохновению. Кстати, я и сейчас очень ценю своих коллег по ИНХП. Это, между прочим, единственная научная организация в Азербайджане, которая удостоена международной премии. Но главное– это коллектив истинно творческих, одаренных и фантастически трудолюбивых людей, фанатично преданных своему делу.

— Эльмира ханум, работа на партийном посту, безусловно, была общественной нагрузкой. Но – в пределах одного коллектива. Где, когда жизнь, так сказать, перевела стрелку, что-бы локомотив Вашей деятельности набрал полные обороты? Когда Вы впервые в прямом смысле слова «вышли в народ»?

— Это случилось в 1988-м. Ко мне обратились женщины-активистки: ты, мол, языками владеешь, опыт общественной работы имеешь, ораторскими способностями наделена – так, может, присоединишься к нам, к “Обществу женщин Азербайджана”? Я с радостью согласилась, и это стало моим первым постом на новой линии деятельности (это общество возглавляла Вердиева, а я была ее заместителем). Это были интересные годы. В общественном сознании у нас в стране тогда только-только закреплялось само понятие “гендер”, женское движение у нас из стихийно-официального становилось организованным, более того – приобретало четкую научную основу, что мне особенно импонировало, и я лично прилагала к этому все усилия. Своим “крещением” в этом деле я считаю 1993 год, когда участвовала в принятии “Венской платформы” по правам человека. В 1994-м меня пригласили на Вторую министерскую конференцию по правам женщин в Джакарте, где выбрали координатором женских НПО по Центральной Азии и Азербайджану. Затем был Пекин – в 1995-м. В принятии “Пекинской платформы” от нашей страны участвовала целая делегация женщин, представляющих науку, образование, промышленность, сельское хозяйство, экологию, культуру, искусство и пр. Мы провели там “День Азербайджана” — он так нам удался, что о нем отдельно написало даже такое консервативное в то время агентство Китая, как “Синьхуа”. И, конечно же, говоря об истории гендерного движения у нас в стране, нельзя не вспомнить ратификацию Азербайджаном CEDAW – Конвенции о предотвращении всех форм дискриминации против женщин (это произошло в канун Пекинской конференции, по нашей инициативе).

— Когда Вы пришли к мысли создать что-то свое, какую-то организацию, которая наиболее четко отражала бы Вашу позицию по многим вопросам?

— Все в том же 1994-м. Именно тогда я создала центр “Женщина и развитие” — первый в стране отечественный научно-практический центр по правам женщин. Мы работали в столице и в регионах, проводили исследования и тренинги для женщин и молодых семей на тему “Репродуктивное здоровье и планирование семьи”. В 1998 году в США, на подведении итогов работ на конкурсе, наш центр представил 7 лифлетов (брошюр) по проекту ЮНИФЕМ на эту тему. Наша презентация была удостоена второго места в конкурсе под девизом “Самое теплое послание от женщины”. Попутно отмечу, что именно на том форуме я впервые обратила внимание, какими разными могут быть проблемы женщин в разных странах и, соответственно, пути их решения. Тем ценнее был такой отзыв о нашем труде – значит, итоги этих исследований затронули не только темы, которые были интересны всем, но и души женщин из многих стран… Кстати, на конференции “Женщина в развитии”, проходившей в США, заметив, что название нашей организации почти полностью повторяет название самого мероприятия, меня спросили, в чем, на мой взгляд, разница между названием моего центра и этой конференции. Я ответила, что выражение “женщина и развитие” говорит о том, что речь в данном случае идет не только о развитии самих женщин, а о том, что они сами могут дать развитию страны, общества, включая роль женщин в управлении. Это для меня – главный аспект проблемы.Отмечу, что позднее наш центр занялся защитой прав женщин и детей и первым из нескольких тысяч НПО нашей страны, еще в 1998-м, получил специальный консультационный статус в Экономическом и социальном совете ООН.

— Вы говорили о трех Ваших ипостасях… Какова же третья?

— Нынешняя, то есть работа на посту Омбудсмена. Знаете, на мое 70-летие коллеги преподнесли мне сюрприз – книгу обо мне, описывающую мою жизнь. Было очень приятно… Но если бы я сама написала бы книгу о себе, то она была бы не похожей на эту. В моей книге, как и в моей судьбе, было бы много борьбы, тяжелых ситуаций, проблем, которые мне приходилось решать, и большая ее часть была бы посвящена именно нынешнему этапу моей жизни. Этот этап начался, возможно, тогда, когда наш общенациональный лидер, президент Гейдар Алиев, отметив мою деятельность на стезе НПО после Стамбульского саммита, а позднее – Каирской конференции по народонаселению, в 2002-м пригласил меня к себе. Предмет нашей беседы – приглашение меня на пост Омбудсмена – оказался для меня настоящим сюрпризом. В то время Азербайджан только год как вошел в Совет Европы и, ратифицировав Конвенцию по основным правам и свободам человека, принял Конституционный закон об Омбудсмане. Поэтому в нашем обществе на тот период еще не очень хорошо представляли себе, что такое Омбудсман.

Помнится, даже в родном ИНХП меня тогда спросили, что это такое. А когда я объяснила, то в ответ услышала: “Ну, тогда это не новый для тебя вид деятельности. Если на то пошло, то ты и у нас в институте, будучи заместителем парткома, всегда была Омбудсманом – в смысле, всегда защищала права человека…”

— Какие принципы работы Вы сформулировали для себя на нынешнем посту?

— Их несколько. Прежде всего – это независимость и умение принимать самостоятельные решения. Кроме того, не надо дожидаться, когда где-то будут нарушены чьи-то права – нужно заранее узнавать о проблемах людей, держать руку на пульсе, так сказать, чтобы предупреждать неприятные ситуации. А ситуации могут быть разные, так как ко мне обращаются самые разные люди – беженцы, вынужденные переселенцы, инвалиды, заключенные, пожилые, женщины, дети, военнослужащие и многие другие. Обращаются в самой разной форме – посылают письма, приходят на прием, пишут по электронной почте, звонят по горячей линии… Чрезвычайно важны встречи с людьми в местах их проживания. В прошлом году я провела так называемые общественные слушания в 58 районах страны с участием сотен местных жителей, а также глав исполнительной власти, муниципалитетов, духовенства, местных органов полиции, прокуратуры, судов. Третий важный принцип схож с главным принципом врачей: “Не навреди”. За долгие годы своей жизни я всегда старалась никому не навредить.Человек должен быть созидателем, а не разрушителем – во всех смыслах этого слова.

Четвертый принцип – быть человечной. Нельзя дистанцироваться от людей, которым ты нужна – нужно все время делать встречные шаги, иначе Омбудсман превратится в обычного чиновника.

И еще один принцип очень важен: ни в коем случае нельзя поддаваться эмоциям. Я просто не имею на это права, так как любую ситуацию должна рассмотреть со всех сторон, прежде чем принять то или иное решение. Не секрет, что в автомобиле тормоза важнее двигателя, каким бы мощным он ни был. Так вот, с человеком все обстоит абсолютно так же. Для любого человека важно иметь большое самообладание, а для Омбудсмана оно вообще должно стать основой характера. Иначе он просто не справится со своей миссией.

Сами ситуации, с которыми люди обращаются ко мне, показывают, что именно негативные эмоции лежат в основе многих проблем. А точнее, необходимость подавления таких эмоций. Вот очень часто встречающийся пример: мужчину оскорбил его начальник, но с начальником ведь не поспоришь, и поэтому мужчина выплескивает сдерживаемые резкие эмоции в семью, а жена его, в свою очередь, зачастую не имея возможности ответить ему, копит эти обиды в себе – до поры до времени, до собственного эмоционального взрыва, который последует в самый неожиданный момент, и выплескивает их зачастую на детей, подрывая тем самым их здоровье… Знаете ли Вы, что большинство наших женщин-заключенных, отбывающих свой срок за особо тяжкие преступления, совершили эти самые преступления как раз от безысходности – в ответ на систематическое насилие ≪жертвы≫ их гнева? А большинство обитателей детских исправительных учреждений – выходцы из семей, неблагополучных в эмоциональном плане! Именно эмоциональном, так как в материальном плане эти семьи порой вполне обеспечены, но эмоциональная нестабильность все равно толкает детей к преступлениям.

— Каков, по-Вашему мнению, рецепт от всех этих бед общества?

— Зачастую приходится решать все в индивидуальном порядке, но если подводить под это научную основу, то ответ будет таким: надо обучать людей культуре мира, что включает в себя больше, чем простое разъяснение прав – хотя и это само по себе очень важно. Сейчас я имею при Институте Омбудсмана ресурсный центр для престарелых, в котором три раза в месяц, по субботам, собираются пожилые женщины. Им дают бесплатные консультации врач, психолог и юрист – волонтеры центра (некоторые из волонтерских обязанностей взяли на себя сотрудницы нашего института Омбудсмана, выкраивая для этого время в выходные дни). Вообще, пожилые женщины – одна из наименее защищенных групп населения. Они мало думают о себе, а окружающие недостаточно думают о них и не проявляют о них должной заботы… Я считаю, женщина должна стареть красиво. Быть всегда аккуратной, вызывать всегда восхищение, а не жалость. Но главное счастье – это быть нужной. К сожалению, в жизни не у всех так бывает… Каждый раз, сталкиваясь с очередной ситуацией, когда пожилая женщина терпит беды от собственных детей, невесток, зятьев и внуков, я вспоминаю поэму одного из моих любимых поэтов Бахтияра Вагабзаде – “Покинутые”. Это – и о старушках в домах для престарелых, которые, нарядившись, сидят на лавочке, ожидая в гости своих детей. Хотя прекрасно знают, что их дети не придут – те их давно позабыли… Вот и лукавят эти женщины, что их сыновья – большие люди, что заняты, мол, сильно, оттого и не приходят. А лукавят они, бедные, оттого, что мать – она всегда остается матерью, даже покинутая… И ведь им многого не надо – только повидать своего ребенка, только поговорить с ним, увидеть улыбку на его лице! Но и этого они не получают… По роду своей деятельности я слишком хорошо знаю, что таких случаев у нас гораздо больше, чем принято считать…А еще с каждым разом все больше убеждаюсь, что детей покинутых матерей судьба непременно “вознаграждает” — по-своему.

Между тем вовремя сказанное правильное слово порой важнее любой таблетки. Подбодрить человека, посоветовать ему — все это не менее важно, чем вылечить его от болезни. Вот помнится, в одном из районов у меня был случай: мужчина жаловался, что мать с женою так его заели своими взаимными распрями, что у него уже ноги домой не идут, сил никаких больше нет… Я поговорила с обеими. Жене его постаралась объяснить, что при любых обстоятельствах свекровь – мать ее мужа, пожилой человек, который заслуживает уважения. А у матери этого мужчины я спросила, есть ли у нее дочь. Та ответила, что да. И тогда я спросила, хотела бы она, чтобы ее замужней дочери в доме ее мужа жилось бы так же горько, как ее собственной невестке? И еще спросила: а если невестка вдруг сляжет, не выдержав тягот постоянной домашней “войны”, сможет ли она, свекровь, в свои-то годы да при своем слабом здоровье, взвалить на себя обязанности невестки в домашнем хозяйстве – и обед приготовить, и уборку сделать, и детей в школу проводить? Вот то-то… Знаете, в следующий мой приезд в тот район эта семья пришла ко мне в полном составе, с добрыми улыбками – и это было для меня настоящей наградой.

А вот еще случай, тоже довольно типичный. Мужчина, тоже устав от семейных раздоров, принял решение уехать в Россию на заработки. И в таком он был настроении, что ясно было: не собирается он возвращаться…Я объяснила ему, что именно сейчас, когда дети-подростки требуют его особого внимания, надолго уехать за пределы страны было бы с его стороны просто преступлением. Сын взрослеет, становится мужчиной, к дочери, глядишь, не сегодня-завтра кто-нибудь посватается – время ли сейчас отцу покидать семью? Он прислушался к моим словам. Понял. И остался. Еще одна моя победа, еще одна радость, еще одна счастливая семья…

— Эльмира ханум, эти примеры – лишь малая доля из общего числа – показывают что Вам требуется недюжинное самообладание, умение убеждать и, конечно же, множество помощников – ведь Вас на всех не хватит.Поэтому – сразу два вопроса. Первый: меняет ли руководящая работа характер женщины? И второй: чувствуете ли Вы поддержку со стороны?

— Да, конечно же (кстати, это ответ на оба вопроса). Относительно характера скажу так: женщине, находящейся на руководящем посту, хорошо бы, конечно, удерживать в своем характере баланс женственности и властности. Но, каюсь, лично я этого сделать не сумела. Будучи максималисткой, я всегда считаю, что любую работу можно было бы выполнить быстрее и лучше. Большую часть суток я провожу на работе, а поздно вечером прихожу домой – и снова сажусь за работу, за свои бумаги, в каждой из которых – судьба человека, который ждет от меня участия, помощи. И даже ложась спать, кладу у изголовья лист бумаги, где порой, проснувшись, записываю пришедшие в голову мысли и напоминания о предстоящих делах. А после всего этого утром к девяти – снова на работу, без минуты опоздания… Многие окружающие искренне удивляются, как это я все успеваю, дивятся моей энергии и высокой организованности… А иначе жить нельзя, я убеждена в этом.

Насчет помощников скажу, что без них я как без рук, это понятно. Они – это, пожалуй, моя самая щедрая улыбка Фортуны! Я с уверенностью могу сказать это о своем коллективе и в ИНХП, и в НПО, и в институте Омбудсмана. Но особенно мне хочется отметить тех, кто помогает мне не по служебной обязанности, а по зову сердца. Это и волонтеры, и НПО. Иногда и те, и другие рука об руку трудятся друг с другом в нашем общем деле. Яркий пример – сотрудничество одного из наших НПО – Общественного объединения “Счастливое будущее детей” — со знаменитым украинским кардиохирургом Борисом Тодуровым. С этим врачом я познакомилась случайно. Поговорила с ним о проблемах, с которыми сталкивалась, и он, бескорыстно преданный клятве Гиппократа, – вот уж воистину человек с большой буквы! — предложил бескорыстную помощь нашим детям, страдающим от пороков сердца, порой практически обреченным. Пять таких операций в год Борис Тодуров делает для азербайджанских детей из неимущих семей абсолютно бесплатно. И сверх этого – еще несколько по приемлемой цене, практически оправдывающей расходы на проведение тяжелейшей хирургической операции на сердце ребенка, которая возвращает спасенному самое ценное право – на жизнь. Им прооперировано уже более 70 наших детей. Так вот, деньги для оплаты этих его “сверхурочных” операций изыскивает азербайджанское благотворительное общество – НПО “Счастливое будущее детей”. Для этого оно и было создано. А произошло это по инициативе еще одного человека с добрым сердцем – Наргиз Керимовой. Никогда не забуду, как мы отправляли в Киев на операцию одного из юных пациентов – тяжелобольного, обреченного подростка из семьи беженцев. В аэропорту окружающие грустно отводили глаза – никто не верил, что мальчик выживет… Когда через некоторое время он был доставлен обратно – выздоровевшим, то посмотреть на него сбежались даже сотрудники аэропорта. “Неужели это тот самый ребенок?” — спрашивали они. Просто не верилось! Это было истинное чудо. А чудеса творят люди! Надо только не забывать, что каждый из нас тоже способен сделать что-то подобное – каждый по-своему, не навредив другому…

— Эльмира ханум, Вы так много работаете… Как Вы отдыхаете от своего тяжелого труда?

— Общаюсь с родными, особенно – со своими любимыми внуками, Фаридом и Фидан. Хожу на выставки, концерты, много читаю. Для меня это – настоящий релакс! Кроме того, я никогда не напрягаю свою нервную систему реакцией на чей-то беспочвенный негатив в мой адрес. Если человек попытался мне навредить – я считаю, он сам себя уже наказал… Ну и, разумеется, свой заряд энергии, бодрости приносит радость удачи в работе. Каждый раз, когда я получаю очередное письмо с благодарностью, я становлюсь счастливее и сильнее.

Беседу вела Наиля Баннаева.

Архив Fortuna 2009.