В fаворе у судьбы

Мамед Рашидов — прозрачная искренность искусства.

На горизонте азербайджанского искусства несколько лет назад ярко зажглась звезда молодого скульптора Мамеда Рашидова. Он работает в разных направлениях, но более всего известен как автор уникальных скульптурных композиций из битого стекла, которые сейчас пользуются огромным спросом у отечественных и зарубежных ценителей искусства. Казалось бы, простая идея, но ведь никому до этого и в голову не приходило использовать художественные возможности этого материала!

Впрочем, к необычным материалам Мамеду Рашидову было не привыкать с тех самых пор, как он поступил в магистратуру в Государственную академию художеств Азербайджана, в мастерскую Токая Мамедова, где чуткий педагог давал студентам возможность самостоятельного выбора своего пути в искусстве. До этого Мамед Рашидов учился в студии Татьяны Кесарь, а потом получил степень бакалавра искусств в Университете культуры и искусства, но именно в академии он нашел тот самый свой путь в творчестве. Судьба словно сама подкидывала ему материал для все новых и новых экспериментов. Свою первую инсталляцию он создал из обломков мраморных плит, оставшихся после облицовки интерьеров академии во время реконструкции ее здания. Затем в его работах самым неожиданным образом стали соседствовать типе, мрамор и дерево. А потом по¬явилось и стекло…

Самой первой целиком «стеклянной» работой Мамеда Рашидова стала инсталляция «Рыбы», где свойства стекла служили идее демонстрации такого свойства некоторых животных (а в переносном смысле — и людей), как мимикрия. Следующим этапом в творчестве стало сотрудничество с реставраторами, работающими над капитальным ремонтом и реконструкцией Национального музея истории. В одном из залов там сейчас красуется статуя коня, которая, помимо своего эстетического значения как одного из символов независимости, имеет еще и функциональное — служит «манекеном» для демонстрации средневековых образцов дорогой сбруи. Это статуя работы Мамеда Рашидова, и история ее создания довольно любопытна. Национальный музей истории располагается, как известно, в бывшем особняке прославленного мецената Зейналабдина Тагиева.

Одно из роскошных венецианских стекол, которые привезли когда-то для Тагиева из Италии, было, по несчастливой случайности, разбито при реставрации. Но Мамед Рашидов не дал пропасть раритетному материалу-он создал из его осколков ту самую конную композицию (помимо стекла, там были использованы гипс и металл).

Там же, в Национальном музее истории, есть и другая работа Мамеда Рашидова-композиция из битого стекла, изображающая осетра, прорывающегося сквозь сеть. Это еще одно посвящение независимости нашей страны, а также ее при богатствам. У этой композиции тоже есть своя любопытная история. Как-то, во время реставрации здания музея, прямо у входа произошло ДТП. После окончания разбирательства треснувший парпресс (лобовое стекло) пострадавшего BMW был оставлен за ненадобностью там же, прямо у ступенек музея. И креативный молодой скульптор находчиво использовал его в качестве материала для своей новой композиции.

Впрочем, как говорится, не стеклом единым… Молодой скульптор успешно работает и с другими материалами, как традиционными, так и не очень. Так, например, для того же музея истории он создал функциональную статую «азыхской красавицы». Это гипсовая женская фигура обобщенных очертаний служит демонстрационным футляром для знаменитой челюсти азыхантропа — одного из самых драгоценных экспонатов Музея истории.

Свою дипломную работу «В поисках Сабаила» Мамед Рашидов создал в глине, а потом перелил в бетон. Эта композиция имеет без малого 2 метра в высоту. Его эксперименты с мрамором дали прекрасные плоды в работах, посвященных двум симпозиумам ТЮРКСОЙ (в Стамбуле и Диярбакире) — это были работы -Симург» и «Адам и Ева». Очень успешным оказалось и такое направление творчества Мамеда Рашидова, как работа с полиэстром и целлофаном. Композиция «Ходжалы», созданная им именно из такого материала, была, наряду с другими работами этого автора, приобретена Министерством культуры и туризма для Музея искусств Азербайджана.

В 2010 году Мамед Рашидов был приглашен в Вену в рамках проекта арт-резиденции. Суть таких проектов, очень популярных в наши дни — в приглашении зарубежных художников, музыкантов и других деятелей искусства в ту или иную страну (как правило, европейскую), где им предоставляется на некоторое время жилище и средства на расходы. По окончании срока приглашенный представляет пригласившей стороне плоды своего труда, налаживая контакты с арт-критиками, галеристами и коллекционерами. Мамед Рашидов создал там семь композиций, для которых использовал по большей части такой нестандартный материал, как… автомобильные диски. Например, работа из этой серии «Возвращение жука», исключительно из  «фольксвагеновских» запчастей, намекает именно на вторичность технических идей, на то, что человек все их в свое время черпнул из мира природы. А композиция «Чайка» посвящена Каспию, его проблемной экологии, а создана она была под впечатлением нефтяной трагедии в Мексиканском заливе.

В Азербайджане работы Мамеда Рашидова можно увидеть в Музее искусств, Музее истории, салоне Союза художников Азербайджана, галерее «Гыз галасы» и Музейном центре. Его творчество — один из самых ярких и характерных штрихов искусства Азербайджана нового периода.

Автор Наиля Баннаева.

Архив Fortuna 2011.