Fрагмент истории

Корифей: Самая верхняя нота Рашида Бейбутова.

…Он был классическим отцом, правильным, он понимал меня так, как никто понимать меня уже никогда не будет. Это абсолютная правда без «фамильных» украшательств.
Ни его звездная слава, ни его обязанности депутата в ту пору Верховного Совета СССР, ни его должность директора и художественного руководителя Театра песни, ни его бесконечные (утомительные для меня по ожиданию) гастроли не отнимали у него меня, его дочери.

Лето полновластно вошло в свои владения и щедрой зеленой листвой украсило территорию нашего дорогого Азербайджана и родного Баку. Когда наступает лето, то кажется, в твою жизнь опять возвращаются, казалось бы, уже утраченные надежды на счастье, дружбу и любовь. Обновляется природа, и вместе с ней под ярким солнцем стал еще красивее наш неповторимый город. Сколько песен написано о нем и сколько раз воспевал свой прекрасный город певец Рашид Бейбутов!

… 20 лет прошло с того дня, когда не стало с нами Рашида Бейбутова. Именно в летнюю пору замолк навсегда его красивый, напоенный солнцем голос. Казалось бы, 20 лет- довольно большой отрезок времени, и печаль обязана утихнуть и медленно покинуть сознание…

Но величина его таланта никогда не позволит жестокому властителю времени справиться с этой задачей. Ведь память живее живых, и сила ее влияния порой острее времени. Порой…

А если шелуха рутины и вседозволенности медленно, но очень настойчиво начинает наваливаться на прекрасное и так же на­стойчиво биться в наше сознание?.. «И вот тогда из слез и тем­ноты» я вновь слышу голос отца, окунаюсь в теплые волны его тембра, в его хрустальное интонирование, и мне начинает казаться, что он рядом.

Если верить философам, гениально-одаренные люди должны обладать добрыми и храбрыми сердцами. Они не могут быть подвластны зависти как прародительницы пороков, не могут быть подвластны злобе и лжи. Так и должно быть. Но иногда человеческие пороки расставляют свои ловушки на самую прекрасную в мире профессию — ремесло музыканта и исполнителя, и клеветники опровергают философов…
Однажды к очень известному педагогу и пианисту, основоположнику блистательной фортепианной школы мирового масштаба Генриху Густавовичу Нейгаузу, привели способного студента пианиста и попросили прослушать его и высказать свое мнение.

Прослушав студента, профессор какое-то время был задум­чив и молчалив. Его вновь попросили высказать свое мнение по поводу игры студента. И тогда великий педагог произнес: «Я слышал игру плохого человека…»

С годами, анализируя свое призвание, услышанное и выучен­ное мною за годы практики на сцене, я все больше и больше склоняюсь к мысли, что настоящий талант живет в душе толь­ко очень хорошего и светлого артиста, который не «играет» на сцене страсть, а страстно живет в волшебстве своего мастерства. Отдавая свою жизнь, душу и любовь людям, городу и стране, в которой жил. Это подвиг. Это умение пожертвовать собой на последней точке своего бытия во славу искусства.

А красавица Фортуна была прямо-таки влюблена в моего отца. Впрочем, не только она — многие известные женщины были влюблены в певца. Правда и то, что с детских лет стремление маленького Рашида к пению было не случайным, а генетическим. Так как очень популярным, уважаемым и талантливым певцом-ханенде был его отец — известный на всем Востоке Меджид Бейбутов. И сейчас записи Меджида Бейбутова хранятся в Королевской Библиотеке Лондона. Именно он заметил в своем младшем сыне замечательные вокальные способности. Маленький Рашид безумно любил своего отца и старался во всем ему подражать.

Только он в своем таланте опередил своего отца-ханенде. Голос юного Рашида был

очень красивым, диапазонным и имел в основе своей типично итальянское бельканто, то есть совершенно гладкое звучание голоса, где ни одна нотка не была отделена от другой. И помимо всех даров от Бога и от родителей, он имел красоту души и страстную влюбленность в ее Величество Музыку.

Фортуна улыбалась ему не однажды. Его ценили и уважали многие азербайджанские великие композиторы, так как ему было дано обогащать своим красивым голосом музыку и оставлять навсегда ее в памяти слушателей. Судьбоносная роль Аскера в бессмертной музыкальной комедии Узеира Гаджибекова «Аршин Мал Алан» — это был щедрый подарок Фортуны. Этот фильм облетел весь мир и обессмертил его героев, и особенно Рашида Бейбутова. Ему удалось создать и прославить в мировой музыкальной
истории и истории Азербайджана Государственный театр песни, который сегодня носит его имя. Гастроли по всему миру, лучшие залы Европы, Азии, Латинской Америки, самые главные города и дальние уголки Советского Союза. Китай, Чили, Перу, Аргентина, Бельгия, Швейцария, Индия, Англия, Ирландия, Исландия, Шотландия,

Египет, Мексика и т.д. Читая его архив, я поражаюсь, восхищаюсь и печалюсь одновременно, ибо все эти страны, турне, гастроли, и наконец, эта профессия отнимала
у меня и у моего детства самое дорогое — общение с любимым отцом.

И все же он принадлежал мне. И все окружающие, родственники и друзья знали, что меня он любит сильно и в свое свободное время (а его было так мало ) он думал обо мне.
Гордился мною — долгожданное дитя, отличница, его надежда и все лучшее в его жизни.

Потом, гораздо позже, гениальный певец. Муслим Магомаев в своей замечательной книге «Любовь моя — мелодия» напишет: «Но лучшая песня Рашида Бейбутова — это его дочь Рашида, прекрасная певица…»

Помню, в ту пору было много правительственных концертов, на которых присутствовало высокое руководство республики, участие в подобного рода концертах было очень престижным для представителей искусства и культуры, и соответственно, отец был практически неизменным участником этих масштабных правительственных мероприятий. Все они проходили всегда в режиме прямой трансляции – так тогда было принято писать и говорить. И вот как-то папа, отпев, быстро вернулся домой, он был явно расстроен. Я и мама стали, естественно, интересоваться и расспрашивать его, что же случилось? Оказалось, он расстроен тем, что некую верхнюю ноту «не так» взял…

Я стала его успокаивать, так как слышала и видела его выступление по телевизору. И не было в этом выступлении ничего, кроме дивного мастерства и неповторимого почерка
Мастера. Кто может сегодня, заработав себе популярность, столь ответственно и критично анализировать свое выступление на сцене? Кругом сплошная спесь и самодовольство.

Огромная трагедия его творчества в последние два года, до его ухода из жизни, состояла еще и в том, что, приготовив со знаменитыми московскими режиссерами программу открытия нового здания Театра песни, подаренного ему Величайшим Политиком мира, нашим легендарным Гейдаром Алиевичем Алиевым, он не успел и не смог открыть его…

Были сшиты роскошные сценические костюмы, известные балетмейстеры Баку, Москвы и зарубежных стран поставили замечательные танцы для балета. А балет в Театре песни в ту пору был одним из лучших шоу-балетов тогдашнего Советского Союза, и в стиле своем чем-то напоминал балет Германии, прославленный «Фридрих Штадт Палас». Профессиональные композиторы написали для спектакля совершенно неповторимую музыку и песни, самые яркие музыканты театра репетировали свои замечательные композиции. Впервые в Азербайджане должна была применяться на сцене лазерная светотехника. И все это было самое лучшее, добротное, качественное. Даже платья для балета шились исключительно из французского шифона и бархата и украшались камнями знаменитой тогда чехословацкой фирмы «Яблонекс» и австрийскими камнями фирмы «Stars». Это видела я своими глазами, и мне не забыть никогда этого волшебства…

Спектакль назывался «Не видели ли вы Аршын Мал Алана?» Сценарий этого спектакля хранится в архиве моего отца, и я мечтаю когда-нибудь поставить его вновь на сцене Его Театра.

 

А знаете, почему этого не случилось? Потому как столь болезненно высока была степень его ответственности перед искусством и людьми. Высокое мастерство, возведенное в фантастическую принципиальность. И еще… он чувствовал тогда себя уже неважно.
Шли годы. Долгие годы. Жизнь стремительно набирала темп. В нашей республике и в нашей судьбе произошли многие трагические лишения. Мы потеряли часть своей земли
под названием Карабах. И мы потеряли исконного карабахца — сладкоголосого сына Азербайджана и вечного, ищущего настоящей любви аскера — Рашида Бейбутова.

И так случилось, что с уходом моего отца из жизни многие его знакомые (не скажу «друзья», так как звание друга ко многому обязывает) стали рассеиваться, как стайки мотыльков. Происходила переоценка ценностей -и в республике, и, самое главное, в людях, в том числе и во мне. Это было очень болезненно, но вместе с тем многому учило меня и мою маму, его супругу Джейран ханум. Нам казалось, и это было вполне похоже на правду, что мы становились одинокими…

Но что означает уход из жизни? Только физическое отсутствие. Иначе человечество не помнило и не преклонялось бы перед памятью о великом Шекспире, Винчи, Джордано Бруно, Микеланджело, Чайковском, Шопене, Бетховене, Моцарте, Золя, Байроне, Гете, Гейне, Пушкине, Петрарке, Карузо, Верди…Разве память подвластна тлению времени? У памяти есть вечный ген — передаваться из поколения в поколение.

И сегодня в Азербайджане существует вокальная школа Рашида Бейбутова. Отовсюду звучат его песни, молодые певцы включают в свои выступления
гениальную музыку Тофика Гулиева в неповторимой манере исполнения Рашида Бейбутова. Сегодня считается престижным, что голос того или иного молодого певца чем-то напоминает голос самого Рашида. Народ и люди все время как будто ждут, что однажды этот голос повторится.

А я, вступив на священную сцену, все время старалась и стараюсь петь так, чтобы откуда-то сверху, с небес, мой папа смотрел на меня и был бы доволен мной, и я всегда гордо могла бы называться его дочерью, прежде всего именно находясь на сцене. Меня много раз спрашивали, почему я не пою отцовский
репертуар? А разве это возможно? Возможно ли повторить его? Этого не дано никому…. Можно ли повторить Магомаева, Карузо, Паваротти? У гениальных певцов существовал шарм. Именно шарм, неповторимая манера, обаятельная внешность,
огромная сценическая культура и богатейшая душевность исполнения. И еще у этих великих исполнителей существовала миссия, данная им свыше так же, как их неповторимый талант. Они всегда прославляли свой край, свою страну, свою землю! Они всегда были первыми, поэтому им было так трудно. Они жили для своей профессии и ушли из жизни во имя ее. И жили так красиво и честно, что вряд ли найдется «смельчак», который посмеет сказать кривое слово о их памяти. Остается лишь только всенародная любовь и печаль, память и уважение к этой памяти. И огромный золотой вклад в мировую культуру. У молодых сейчас свои критерии. Мода на рок-ансамбли, джаз и другие современные жанры. И это хорошо. Потому что жизнь идет вперед.

И время диктует свои критерии. И не надо этого бояться, что дети наши вырастут без понимания великого и прекрасного. Дети наши будут умнее нас. И так должно быть. Все отсеется, произойдет великий отсев Вселенной, и прекрасное, сделав виток во времени, опять прочно займет свой царственный пьедестал!

У меня растет сын. Его имя звучит так же, как имя его велико­го дедушки. Он музыкант и певец, студент Азербайджанской Государственной музыкальной академии им. Узеира Гаджибекова. Так случилось, что дедушку он не помнит. Ему было всего 10 с половиной месяцев. Он часто спрашивает меня: «А каким был мой дедушка?» Я рассказываю ему все, что помню и знаю. Я рассказываю ему объективно и без прикрас. Я объяс­няю ему жизненный принцип его искусства. Я вспоминаю его милые шутки, его бесконечную любовь и терпение к нам, его семье. Как порой ему приходилось справляться с нашими маленькими женскими капризами, так как мама была молода, да еще подрастала дочка, тоже девочка, со своими желаниями и требованиями. Как шла жизнь и все, что ей присуще… В беседах со своим сыном я пытаюсь рассказывать правду о своем отце, выдающемся Певце современности Рашиде Бейбутове.

Я запомнила девиз своего отца: «Живи с любовью и в гордости, не теряй никогда своего достоинства, как бы ни было трудно. Люби свою Родину и свою маму. И музыку люби всегда и не забывай ее в своей душе». Что я и стараюсь делать в своей жизни. И поверьте, что это совсем не трудно. Если у души есть талант. Издалека раздается голос, до боли знакомый и родной азербайджанскому народу: «Я любовь свою нашел, я полсвета обошел…»

Он нашел свою любовь. У этой любви есть красивое гордое имя — Азербайджан. Во имя этой любви он объездил почти весь мир. Этой любви он отдал всю свою жизнь и свое здоровье. За эту любовь он воевал. В его голосе много горячего южного солнца, ласкающих сильных звезд и плеска темного летнего моря. В его пении заключена восточная нега, напоенная солнцем, и ширь наших полей, загадочная старина гор и долин Лачина, цветущие маки из прославленной песни «Лалеляр», синева древнего Хазара — Каспия и крики чаек над ним. Во всем этом есть простой гражданский подвиг. Подвиг мастера и гражданина своей Республики, имя которой Азербайджан!

 

«Когда в груди терзания и муки,

И счастия несбывшегося жаль,

Лишь музыки серебряные звуки

Снимают, как рукой, мою печаль…. »

В.Шекспир

 

Автор Рашида Бейбутова

Заслуженная артистка Азербайджана.