Fрагмент истории

Корифей: Шовкет Мамедова — первая оперная дива Азербайджана.

О том, как и почему Шовкет Мамедова выбрала карьеру оперной певицы, мы расскажем чуть позже – эти заметки хочется начать с драматического эпизода, который подтверждает, что прославившаяся впоследствии на весь мир замечательная певица с полным правом называется первой артисткой своей страны.

13 апреля 1912 года в газете «Баку» появилось объявление следующего содержания: «Сегодня вечером в театре Тагиева общество «Ниджат» устраивает спектакль в пользу молодой мусульманской певицы Шовкет Мамедовой, которая намерена поехать в Италию для завершения своего музыкального образования. Пройдет оперетта Узеира Гаджибекова «Ер-арват» («Муж и жена»). После спектакля состоится концерт с участием Мамедовой. Артисты мусульманской оперы Мирза Ага Алиев, Сарабский, Агдамский, Терегулов, а также сам автор оперетты в качестве дирижера и оркестр согласились участвовать в спектакле бесплатно. Надо надеяться, что симпатичная цель спектакля привлечет сегодня в театр Тагиева большое количество публики».

До этого анонса лишь кое-кто знал, что скромный тифлисский сапожник Гасан Мамедов, ревностно следя за тем, чтобы его сын и дочь получили хорошее образование, даже оплачивал уроки вокала, которые посещала обладавшая красивым голосом его дочь Шовкет.

Девушке было 14 лет, когда, получив поддержку знаменитого бакинского нефтепромышленника и мецената Зейналабдина Тагиева, она отправилась на учебу в Италию, где занималась с выдающимися мастерами бельканто. Но, увы, уже добившись многого, вынуждена была вернуться на родину, не окончив курс обучения: меценат почему-то перестал посылать ей обещанные деньги на оплату учебы и проживание. Активно ратовавший за развитие музыкальной культуры в Азербайджане Узеир Гаджибеков очень огорчился такому повороту событий и решил принять горячее участие в судьбе Шовкет. Тогда и появилось газетное объявление, на которое откликнулись многие бакинцы. Как на следующий день отмечала та же газета, публика с восторгом встретила молодую певицу, а автор статьи высоко оценил ее «свежий, в высшей степени мягкий голос и умение держаться на сцене».

Как рассказывали очевидцы, поначалу показалось, что все складывается прекрасно. Даже Тагиев преподнес юной певице большую корзину цветов. Но вдруг события приняли неожиданный оборот: реакционеры и фанатики не хотели смириться с тем, что женщина-азербайджанка может петь на сцене, и пришли в театр, чтобы сорвать ее выступление. Начали с того, что громко возмущались происходившим на сцене, а потом и вовсе стали демонстративно покидать зал, бросая оскорбительные реплики в адрес «нечестивой девчонки». Касса театра была опечатана, а выручка (1500 рублей), предназначавшаяся для поездки Шовкет в Италию, конфискована.

Более того, опасаясь за жизнь девушки, Узеир Гаджибеков и Мирза Ага Алиев спешно вывели Шовкет со сцены и, накинув на нее какую-то одежду, отправили домой.

Тем временем обезумевшие фанатики угрожали кровавой расправой с «нечестивицей», а находившийся в зале турецкий консул в Азербайджане публично возмутился тем, что азербайджанская девушка поет итальянские песни на итальянском языке в то время, как ее братья-турки воюют с итальянцами. Когда он покинул зал, Узеир бек сказал:

— Пусть желающие уходят, нам нужны остающиеся!

Через несколько дней кто-то написал в журнале «Ишыг», что Шовкет Мамедова — ужасный пример для жен и дочерей, что ее пример может привести к тому, что «наши женщины начнут танцевать в балете»!

Но на этом скандал не закончился. Узнав о том, что местные профессиональные бандиты гочи собираются убить молодую певицу, доктор А.X.Ахундов, на квартире которого жила Шовкет, под покровом ночи отправил ее на станцию Баладжары, откуда друзья, снабдив девушку деньгами, посадили ее в один из вагонов поезда — она уже не могла оставаться в Баку и вынуждена была покинуть город, чтобы укрыться в Тифлисе.

В городе, в котором родилась, Шовкет продолжала активно заниматься любимым делом — ведь именно там в самые юные годы она брала первые уроки вокала. Девочкой ее
приглашали на светские рауты, где присутствовали высокопоставленные особы, она удостоилась многих похвал и советов серьезно отнестись к данному природой голосу. Таким образом, с раннего детства она посещала оперные спектакли и филармонические концерты, расширяя кругозор и оттачивая вкус.

Вернувшись после шумного скандала в Тифлис, она продолжала совершенствовать голос, изучала специальную литературу, посещала спектакли и концерты, общаясь с представителями музыкальной элиты. Потом в жизни Шовкет была учеба в Киеве и даже повторились занятия в Италии, где, встретившись со своими преподавателями, она брала у них уроки.

Все это красноречиво свидетельствует о целеустремленности и трудолюбии молодой певицы – редко кто был настолько готов к преодолению трудностей ради собственного выбора и бережного отношения к Богом данному таланту. Непростой путь на сцену, кропотливая работа над сложнейшими партиями классического репертуара и партитурами национальных авторов, блестящие выступления в Азербайджанском государственном театре оперы и балета — все, что принесло славу примадонны, явно свидетельствуют о силе характера, о большой внутренней культуре и широте познаний. Тот страшный урок, который певица получила в дни, когда в Баку женские роли во всех спектаклях исполняли… мужчины, тот ее смелый поступок, воспринятый прогрессивной общественностью как гражданский подвиг, стал мощным импульсом не только для нее самой. Резонанс тех событий был равносилен эффекту разорвавшейся бомбы и навсегда изменил отношение не только к Шовкет Мамедовой, но и ко многим другим талантливым женщинам, ее соотечественницам, научившимся отстаивать свое право на самовыражение и сумевшим обрести право на собственное достоинство.

Соратница Узеира Гаджибекова, Шовкет Мамедова рано стала заниматься преподавательской работой. Более того, именно она добилась, что решением правительства в Азербайджане уже 1 октября 1923 года было учреждено «Государственное тюркское театральное училище» — база, на основе которой и существует десятилетиями формировавшийся нынешний Университет культуры и искусств.

Со знанием дела, активно помогая решению возникавших по мере развития музыкальной культуры в Азербайджане проблем, Шовкет ханум прилагала большие усилия, чтобы были записаны обработки народных песен, что положило начало систематическому изучению нашего национального фольклора, в том числе за пределами Азербайджана. Ради этого, а также ради того, чтобы как можно чаще и повсеместно в разных аудиториях звучали сочинения талантливых национальных композиторов, Шовкет ханум взяла на себя трудоемкую работу по созданию в Азербайджане специализированного издательства. Именно ее стараниями у нас большими тиражами уже с 1923 года печатались ноты и музыкальная литература на азербайджанском языке, учебники, пособия, специальные монографии и другие материалы.

И все это Шовкет Мамедова выполняла, как говорится, от души и горячего сердца, потому что главной ее заботой было вокальное творчество: к 1925 году она становится признанной артисткой, которой подвластно исполнение самых изысканных образцов мировой классики. Ее включают в состав советских делегаций, выезжавших за рубеж.
Она почти два года гастролирует во Франции, где не только выступает с большим успехом, но и записывает на грампластинки азербайджанские народные песни «Ери ха ери», «Сен Ки беля деилдин» и другие, что тогда было большим событием.
Перечисляя в монографии партии, в которых блистала великая азербайджанская певица, как бы оценивая особенности ее творчества, автор, музыковед Д.Данилов, в частности, пишет: «много и охотно выступая в камерных жанрах, тем не менее своей стихией Шовкет ханум считала оперу. Там она видела все возможности сочетать колоратурную виртуозность с драматургическими задачами, позволяющими показывать внутреннюю суть весьма неоднозначных по характеру героинь, что вызывало поистине бурную реакцию публики».

В 1939 году Ш.Мамедова была назначена директором Азербайджанского государственного театра оперы и балета, а в 1945-м стала председателем Азербайджанского театрального общества, в организации которого приняла деятельное участие. Она долгие годы заведовала вокальной кафедрой Азербайджанской консерватории, была удостоена звания народной артистки СССР, но главное — была высоко почитаема как личность, заслуги которой в развитии культуры своего народа переоценить невозможно.

 

Автор Галина Микеладзе.