Оfициальная встреча

Вафа Гулиева об Ичери Шехер.

Научно-культурный центр, который возглавляет наша со­беседница, доктор исторических наук Вафа Гулиева, был создан в декабре 2007 года по приказу Государственного управления историко-архитектурного заповедника «Ичери шехер» при Кабинете Министров Азербайджанской Республики. За два года своего существования этот центр добился немалых результатов.

 

— Вафа ханум, прежде чем получить назначение на должность директора, вы много лет были научным сотрудником Института истории Академии наук Азербайд­жана и многое успели сделать как специалист. Изуче­нию какой темы вы посвятили свою деятельность?

— Я окончила исторический факультет Азербайджанского государственного университета, затем по распределению три года работала в школе. Но хотя мне и нравилось преподавать, я все же ушла в науку, которая меня привлекала еще больше. Я ведь Водолей по гороскопу, а мы любим исследовать неизве­данное. Поступила на работу в Институт истории Академии наук Азербайджана — начинала там с должности старшего ла­боранта, и в 1993 году защитила кандидатскую диссертацию о культурно-просветительной работе на селе в 30-е годы про­шлого века.

 

Потом мне предложили тему «Роль и позиция мусульманского духовенства в социально-политической и культурной жизни Азербайджана XIX — начала XX веков». За год работы в архи­вах выбранная тема раскрылась мне с самой неожиданной сто­роны. Мусульманское духовенство на протяжении столетий было мощной политической силой. Оно выполняло и просве­тительскую миссию для широких масс населения. Образова­ние в медресе преподавалось на очень высоком уровне. Тому имеется множество доказательств. Так, например, в архиве мне попалось письмо директора ставропольской гимназии, кото­рый посетил в 1901 году медресе в городе Шуша. Он пишет, что в этом медресе преподают высокообразованные муллы, в совершенстве владеющие не только арабским и персидским, но и европей­скими языками. А также, что в медресе наряду с духовными, пре­подаются и светские науки. Вы­вод его таков: в медресе выкристаллизовываются исламские ценности, в связи с чем эти заведения представляют огромную угрозу для русского абсолютизма, и без надзора их оставлять нельзя. Ведь медресе готовят преподавателей для мектебов, и те несут эти ценности в школы. Это был комплимент… Хотя и очень опасный, надо сказать.

— Словом, до начала работы в научно-культурном центре вы разработали достаточно запутанный пласт нашей исто­рии, внеся в него определенную ясность. Нынешняя ваша работа, при всем том, что она также посвящена истории на­шей страны, имеет, тем не менее, несколько иную направ­ленность. Однако вам она тоже очень близка, ибо интерес к истории Ичери шехер у вас, так сказать, династический. Расскажите об этом подробнее…

— Да, моя мама — историк, член-корреспондент Академии наук, крупный востоковед Мешадиханым Неймат. Всю свою жизнь она посвятила изучению надгробных памятников и на этом основании создала в Азербайджане эпиграфическую школу. Собранный ею материал дает огромнейшую информа­цию по социально-политической, культурной жизни Азер­байджана периода средневековья.

 

 

— В этом году мне довелось слышать ее выступление на кон­ференции «Ичери шехер — уникальная жемчужина мировой культуры». Она уделила особое внимание картушу на стене Диванханы. Принято считать, что этот удивительный по типу архитектуры элемент комплекса Дворца Ширваншахов служил залом заседаний. Мешадиханым Неймат обратила внимание на то, что в каллиграфической компо­зиции на стене Диванханы приведен аят из суры «Ясин», которая традиционно служит поминальной молитвой, и выдвинула свою версию: Диванхана — не зал заседаний, это мавзолей. У него, в частности, имеется типичная для мавзолеев подземная камера (вовсе не нужная залу заседа­ний дивана). Правда, захоронений там нет — эта камера в свое время осталась пустой оттого, что была предназначе­на для последнего Ширваншаха Фарруха Ясара, который, однако, погиб при таких обстоятельствах, что захоронить его в собственном дворце не представилось возможным. По одному это­му фрагменту исследований можно судить о глубине и разносторонности научных инте­ресов Мешадиханым Неймат…

— Да, очень много работ она провела и в Ичери шехер. Первый том ее «Корпуса эпигра­фических памятников Азербайджана» посвя­щен Баку и Абшеронской зоне, в том числе и памятникам, расположенным на территории Ичери шехер. Здесь, в Крепости, не осталось ни одной надписи, которую она не исследова­ла бы, не перевела… Ее вклад в изучение Иче­ри шехер огромен. В этой области работали и многие другие видные ученые, оставившие множество трудов. Другими словами, история Ичери шехер относительно иссле­дована, то есть мощный исследовательский фундамент уже заложен. Его создали крупные ученые — востоковеды, архи­текторы, историки. А задача нашего центра — обнародовать все созданное ими, пропагандировать наше историческое на­следие, прежде всего среди подрастающего поколения и за­рубежных туристов. Ведь для каждого азербайджанца Ичери шехер — это гордость. Это место, откуда начинался Баку. У него очень глубокие корни — на территории Ичери шехер об­наружены следы очень древних поселений.

 

 

— Какие методы пропаганды являются приоритетными в работе вашего центра?

— Их несколько. Во-первых, это научное направление: из­дание научных трудов, статей по истории Ичери шехер, по отдельным памятникам. Например, нами подготовле­на книга на трех языках по истории Баку (ее авто­ры — Мешадиханым Неймат и я). А также буклет «Добро пожаловать в Ичери шехер!» В нем при­ведены сведения об основных памятниках на территории крепости. Это и «азбука для туристов», и в то же время пособие для школьников и студентов.

Другое направление нашей деятельности — культурно­ массовая работа. Мы тесно сотрудничаем с Министер­ством образования, привлекаем школьников к пропаганде Ичери шехер — в частности, устраиваем выставки их работ на данную тему. Проводим и благотворительные акции для де­тей со слабым уровнем развития. Для этого мы поддерживаем постоянный контакт с обществом их родителей. В этом году, например, мы заказали для таких детей в детском театре спектакль «Волшебные чарыки». Его сценарий непосредственно связан с историей Ичери шехер, династией Ширваншахов. Просмотр спектакля прошел во Дворце Ширваншахов. Тогда же мы объявили конкурс изобразительного искусства среди детей на тему Ичери шехер. Планируем организовать выставку этих работ и благотворительную распродажу, все средства от которой пойдут в пользу авторов работ. Это мероприятие, на которое мы пригласим многих гостей, в том числе сотрудников посольств, располагающихся в Ичери шехер, пройдет во Дворце Ширваншахов.

Наконец, третье направление нашей работы — туризм. Мы разработали туристическую карту Ичери шехер и основные туристические маршруты по ней, подготовили тексты по этим маршрутам на нескольких языках — азербайджанском, английском, турецком, русском и других.

— Столь бурная деятельность невозможна без молодого задора, без притока «свежей крови». Много ли у вас работает молодых специалистов?

— У нас их несколько. Например, недавно защитивший диссертацию Орхан Ализаде молодая выпускница вуза Нармин Алескерова. Вообще, формирование штатов у нас шло вплоть до марта этого года. Сейчас они сформированы на 90%. Мы находимся на старте, на стадии становления. Это очень интересный этап, и мне он нравится. Правда, когда меня только что привлекли к этому делу, мне пришлось трудновато — я ведь человек науки, а не управленец, и, четверть века занимаясь наукой, работая в архивах, привыкла, так сказать, «вариться в собственном соку». Оттого-то я поначалу думала: «Справлюсь ли?», а потом решила, что раз уж я способна к науке, то и руководительские способности в себе смогу отыскать (уж извините за нескромность). И вправду, с божье помощью справилась. Коллектив у меня очень интересный. Подобраны хорошие специалисты, в общей сложности около сорока человек. С ними мне легко и приятно работать. Я сама многому учусь у них.

 

 

— Какой стиль управления вы предпочитаете: мягкость или авторитарность?

— Я далека от авторитарности. И вообще, я думаю, люди интеллектуального труда должны на работе общаться задушевно, спокойно, интеллигентно, без резкостей.

— Довольны ли вы своей должностью?

— Знаете, раньше я как-то не ощущала на себе действие знаменитой поговорки о том, что счастье — это когда ты утром с удовольствием идешь на работу, а вечером с удовольствием идешь домой. Наверное, так было оттого, что когда работаешь «автономно», занимаешься исключительно научным трудов то не замечаешь промежутков между трудом и отдыхом. Зато теперь я утром радостно бегу на работу, а вечером, уставшая, но счастливая, иду домой и думаю, что сегодня мы еще немного продвинулись к заветной цели нашей работы, сделали еще что-то важное и нужное. Это вдохновляет.

 

Беседу вела Наиля Баннаева.